SmallNuke

 

 



 Навигация

- Главная страница
- История КВВМКУ
Мемориальная страница
- Последние новости
- Личный кабинет
- Связь с администрацией
Как пользоваться сайтом? 
- Гостевая 
Список личного состава
- Форум
- Фотогалерея
- Литературная




 
Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Глава 4. За Полярным кругом

ГЛАВА   4

ЗА ПОЛЯРНЫМ  КРУГОМ

 

Крайний Север, седое Заполярье — холодная, пустынная земля. Причудливые нагромождения скал. Замшелые топи между сопками. Скудная растительность: ягель да лишайники, лишь изредка — карликовые березки да негустой кустарник по берегам рек. Белая прозрачная ночь летом и, кажется, бесконечная, непроглядная, полярной зимой.

Вот какой он Кольский полуостров, на усиление обороны которого была направлена

72-я отдельная морская стрелковая бригада под командованием полковника Моложаева В. Н. и военкома — батальонного комиссара Тюренко С. М. В ней получили свое боевое крешение выпускники нашего училиша.

Линия фронта пересекла перешеек по горному хребту Муста-Тунтури. Фашисты на этом участке построили до двухсот дзотов и дотов, часть которых была соединена между собой туннелями. Подступы к горному хребту преграждали заполненный водой глубокий ров, минные поля, многоярусные проволочные заграждения. Недаром гитлеровцы называли свою оборону «Гранитным северным валом», веря в его неприступность. Командир 2-й горно-стрелковой дивизии генерал-лейтенант Деген писал в одном из своих приказов: «Русским мы предоставим возможность нахлынуть на наши сильно укрепленные позиции, а затем уничтожим их могучим контр-ударом. Мы именно здесь должны показать русским, что фронт, который мы держим, для них непреодолим...»

В 72-й бригаде воевали Дубов Н. Ф. — командир отдельного артиллерийского дивизиона, Преображенский А. В., Савельев Ф. И., Серов В. И. — начальники штабов отдельных стрелковых батальонов. Батальонную разведку возглавлял Яш Н. Артиллерийским и минометным подразделениями командовали Клюев А. В,, Кора-бельников С. А., Салин Т. И. Нелегко было каспийцам, уже привыкшим к зною Апшерона, переносить лютые морозы и пургу. В февральскую стужу, после переправы через Кольский залив, преодолевая пургу, бригада за сутки прошла по глубокому снегу 61 км и заняла оборону на ру-беже реки Западная Лица. На нее была возложена задача — оборонять Мурманск и Кировскую железную дорогу. Ее успешное решение требовало огромного напряжения сил. Нечеловеческого труда стоило отрыть даже простой солдатский окоп — кругом скалистый грунт и вечная мерзлота. Очень трудно что-либо придумать в таких условиях, но выход был найден. Укрытия стали складывать из камней, тщательно маскируя огневые точки.

Командование хорошо понимало, что оборона должна быть активной. Моряки постоянно держали врага в состоянии нервного напряжения, и поэтому гитлеровцы чувствовали себя очень неуютно. Студенными ночами ползли наши разведчики в тыл врага. Холод обжигал их тела, леденил руки, но именно такой нелегкой ценой добывались данные об огневой системе противника.

Особенно успешно в разведке действовали моряки под командованием Николая Яша и Владимира Сажина. «Языков» они приводили, а точнее притаскивали, хорошо информированных, чаше всего штабников или офицеров, чином покрупнее.

Добыть такого «языка», разумеется, было ох как нелегко, тем более, что перед фронтом части стояли горные егери генерал-полковника Дитла, которых Гитлер называл «героями Крита и Нарвика». Это они в 1941 году открывали фашистский парад в Афинах. Но здесь, в Заполярье, им было не до парадов. О наши северные скалы, о небывалую стойкость и отвагу моряков, стальной стеной ставших на северных рубежах Отчизны, вдребезги разбилась и была похоронена бывшая слава гитлеровских «рыцарей вершин». Не взирая на адские тяготы полярной зимы, моряки совершенствовали оборону, зорко наблюдали за действиями врага на безымянных сопках, которые нарекли привычными названиями — высоты «Крейсер», «Кранец», «Корма», «Линкор».

Весной 1942 года немцы предприняли наступление на Мурманск. Подтягивались свежие воинские части, спешно подвози-лась боевая техника и боеприпасы, активно действовала разведка и над нашими позициями днем и ночью висели «рамы», так называли вражеский воздушный двухфюзеляжный разведчик «Фокке-Вульф-189».

Битва за Север на суше и на море имела огромное значение для судьбы страны. Обыватели в рейхе в те дни привыкли к победным сообшениям с Восточного фронта. Но с его заполярного участка таких реляций не поступало. Эту ситуацию одна фашистская газета объясняла так: «Почему германские войска еше не в Мурманске? Бои оказались чрезвычайно тяжелыми, их трудности не поддаются описанию. Сам черт выдумал тундру в помошь большевикам...»

   Но от задачи захвата Мурманска и Полярного фашисты не отказались. Шли интенсивные боевые действия и на море. Самым молодым нашим флотом командовал и самый молодой командующий адмирал Головко А. Г. Ему было всего тридцать шесть лет. Принимались меры к усилению флота. С большой радостью всеми моряками было воспринято известие о переходе из Петропавловска-Камчатского в Мурманск Северным морским путем лидера «Баку», эсминцев «Разъяренного» и «Разумного». Каспийцами известие было воспринято особо, ведь корабль с этим именем напоминал город, где расположено училище, где остались друзья, учителя, родные и близкие.

Эта страничка морской славы непосредственно связана с Каспийским училишем еше и потому, что впоследствии некоторые моряки из экипажа лидера стали курсантами, офицерами и преподавателями нашего училиша. Капитан 1 ранга в отставке Бардин А. А. на лидере «Баку» был командиром минно-торпедной боевой части, а в училише — начальником кафедры. И по настояшее время он учит будуших офицеров не только механике, но и мужеству, умению воевать.

Главная ударная сила Северного флота — подводные лодки и торпедные катера действовали активно. Но, пожалуй, важнейшим для флота являлось обеспечение конвоев с танками, самолетами, стратегическим сырьем, которые поставляли нам союзники. За войну в Советский Союз пришел 751 транспорт. Потеряно было 81 судно. Из сравнения этих цифр можно сделать вывод — фашистской Германии не удалось прервать коммуникации, связывавшие СССР с союзными странами.

Тогда защитники наших северных рубежей с горечью узнали о трагедии с конвоем «РQ-17». Английские корабли охранения покинули суда конвоя, большинство из которых было потоплено фашистами. И. В. Сталин, отвечая 23 июля на попытки премьер-министра У. Черчилля оправдать действия англичан, писал: «...Приказ английского адмиралтейства 17-му конвою покинуть транспорта и вернуться в Англию, а транспортным судам рассыпаться и добираться в одиночку до советских портов без эскорта, наши специалисты считают непонятным и необъяснимым...»

Но наши славные североморцы сделали все, чтобы обеспечить важнейшую задачу обеспечения безопасности союзнических конвоев и дать флоту и стране дополнительные ресурсы.

Не ожидая наступления противника, наше командование приняло решение нанести упреждаюший удар. 72-й отдельной морской стрелковой бригаде была поставлена задача — развернуть боевые действия до начала обшего наступления, провести разведку боем с целью определения огневой сисгемы врага. Утром 11 апреля 1942 года рота Евгения Косарева повела наступление на высоту «Курдюк». Бойцы, подбадриваемые смелым и хладнокровным командиром, карабкались по обледенелым скатам высоты. Оглушительно рвались снаряды, с леденяшим душу визгом проносились мины. Свистели осколки камня и железа. Был момент, когда рота вынуждена была залечь, гитлеровцы двинулись в контратаку. Но в этот момент открыла шквальный огонь минометная батарея под командованием Владимира Семенихина. В училище он был грозой на волейбольной площадке, а на фронте прославился как мастер точного минометного удара. Огневой налет позволил бойцам Косарева выполнить поставленную задачу.

Общее наступление развернулось ранней весной, когда проливные дожди сменялись метелями, мокрый снег сильно затруднял действия артиллерии. Поочередно взводы отводились на отдых, чтобы обсушиться в скалах. Здесь даже можно было побриться и привести себя в порядок, отправить весточку родным и друзьям:

 

В окне палатки с самого утра

Текут по плексу дождевые слёзы,

И клонятся в угоду всем ветрам
Среди камней полярныеберёзы.

     А на «буржуйке» котелок воды

     Поет, не умолкая ни минуты,

     Сырые стены... И на всем следы

     Мужского неумелого уюта

Здесь можно сбросить мокрую шинель

И руки протянуть к горящей печи...

И написать невесте ли, жене ль

О невозможной, но желанной встрече...

     И вновь идти — где грохот батарей,

     И где война на миг не умолкала...

     Цветов не видеть... Запах тополей
    
Почти забыт на этих голых скалах!

Порой случится вдруг затосковагь...

Но даже чайки здесь нечасто плачут!

Здесь можно жить. Здесь нужно воевать.

Вот и воюют люди на Рыбачьем.

 

Но даже в таких суровых условиях моряки не поддавались унынию. Их в трудные моменты бодрил шутками веселый, подвижный командир взвода разведки Сергей Клюев, который, отправляя письма в Баку девушке, многим друзьям, воевавшим на других фронтах, непременно начинал их фразой: «Горячий, пламенный привет с Южного побережья Северного Ледовитого океана...» Короткими были передышки.

Жестоким и яростным был бой в долине реки Западная Лица за высоту «Битая» — ключевую позицию фашистов. Здесь вновь отличился лейтенант Евгений Косарев, на этот раз командовавший штурмовой группой. Враг понес большие потери, недаром эту местность фашисты назвали «Долиной смерти». В боях с 14 февраля по 21 ноября 1942 года бригада уничтожила 9 дзотов, 17 огневых точек противника, около трех тысяч гитлеровцев.

Руководимые отважными командирами, бойцы бригады проявили высокое мастерство и отвагу. 225 воинов были удостоены правительственных наград.

      Бои отличались необыкновенным упорством: один за другим выбывали из строя наши товарищи. Тяжелое ранение получил Евгений Косарев, но до последнего дыхания продолжал руководить бойцами. Его смерть явилась тяжелой утратой для всей бригады. Убит был Ананий Семенников, ранение получили Евгений Карельский, Владимир Сажин и многие другие. Оставшиеся в строю мстили врагу за павших товарищей, за кровь, пролитую в боях.

      Летом 1942 года фронт на реке Большая Западная Лица стабилизировался, но боевые действия не прекращались. Особенно они активизировались после обрашения Главного политического управления ВМФ к защитникам Севера. «Североморец, запомни! Пусть отделяют тебя от Кавказа тысячи километров, но и от тебя зависит наша победа на Юге. Твоя задача — безостановочно изматывать и обескровливать немецко-фашистские орды, беспошадно уничтожать их на Севере. Это и значит помогать советскому Югу».

Каспийцам особенно памятно и близко было это обрашение. Каждый представлял и сердцем чувствовал, что над Кавказом нависла угроза и невольно вспоминал Баку, который успел по-настоящему полюбить...

Бригада наносила чувствительные удары по врагу, лишая гитлеровское командование возможности перебросить войска с севера на юг. Почти два года питомцы нашего училища воевали в морской пехоте. Они сроднились с бойцами, полюбили часть и сделали все для того, чтобы бригада стала лучшей на всем фронте.

 В октябре 1944 года советские войска перешли в решительное наступление, и 72-я бригада приняла в нем самое активное участие. Она плечом к плечу участвовала вместе с другими частями и кораблями Северного флота в освобождении Петсамо (Печенга), Саль-миярви. Радостно встречали своих освободителей жители норвежского города Киркенес. Наши воины избавили от фашистской неволи большую группу советских военнопленных и жителей Ленинградской области, томившихся в концлагерях Киркенеса.

Четыре раза в октябре 1944 года Москва салютовала воинам-североморцам. Бригада была удостоена ордена Красного Знамени. После разгрома гитлеровцев на Крайнем Севере она была переброшена на 4-й Украинский фронт и участвовала в боях за освобождение Чехословакии, за что награждена орденом Красной Звезды, а за освобождение городов Моравска-Острава и Оломоуц ей была объявлена благодарность Верховного Главнокомандуюшего.

 Ближайшим соседом справа у 72-й была 63-я бригада морской пехоты под командованием полковника Крылова А. М., в которой воевали и наши выпускники. В начале октября 1944 года на торпедных катерах под командованием Кузьмина А. В., на которых в это время уже прославили себя мастера неотразимых ударов Шабалин А. О., Паламарчук Г. М., Остряков П. П., Косовнин П. М. 63-я скрытно была доставлена в Мативуоно и высажена на берег в тылу группировки генерал-полковника Дитла. Моряки стремительно продвигались вперед и перерезали дорогу Поровоара — Титовка, лишив гитлеровцев возможности перебросить подкрепление своим частям, державшим оборону на перешейке полуострова Средний. Затем, ударив по врагу с тыла, бригада соединилась с передовыми частями 14-й армии и приняла участие в штурме Луастари.

 Кровные нити связывали морских пехотинцев со своими однокашниками на кораблях Северного флота. Корабли огнем поддерживали морскую пехоту, обеспечивали доставку боеприпасов и продовольствия, громили вражеские батареи, топили «акул» гросс-адмирала Деница.

Трудно было установить, кто из каспийцев бороздил Баренцево и Норвежское моря, но до скалистых сопок доходили вести о боевых делах Александра Тихонова, Самуила Иофина, Георгия Паламарчука, Игоря Колышкина, Константина Перца, Павла Абразумова, Бориса Киселёва, Павла Острякова, Петра Косовнина, Николая Кузнецова, Александра Пегрова, Ивана Евсеева, Бориса Кудина, Аркадия Романова, Василия Аверьянова, Павла Рябцева и многих других. Все подвиги героев-каспийцев на Северном флоте перечислить невозможно, но о некоторых не рассказать мы не вправе.

 На сторожевике «Ураган» минно-торпедную боевую часть возглавлял Александр Тихонов. Участвовал во встречах и сопровождении транспортов, а затем, уже на эсминце, вел поиск и уничтожение подводных лодок, обстреливал батареи в Мотовском заливе. На эсминцах «Громкий», «Гремящий», «Урицкий», «Куйбышев», «Стремительный», «Сокрушительный» служили командирами боевых частей Михаил Жгилев, Сергей Абразумов, Иван Киселев, Владимир Колышкин.

 На подводных лодках громили врага Аркадий Ромашов, Василий Аверьянов, Александр Петров, Игорь Евсеев и другие. В боях за Советское Заполярье многие из этих героев-каспийцев погибли: Александр Петров, Павел Рябцев, Аркадий Ромашов, Василий Аверьянов. Подорвался на мине тральщик, когорым командовал Владимир Семенихин. В прославленном соединении катерников храбро сражались Павел Остряков, Николай Кузнецов, Александр Лошилин.

 Павел Остряков, придя с сухопутного фронта, вступил в командование катером уже в звании капитан-лейтенанта. Однажды в составе группы катеров под командованием капитана 2 ранга Алексеева В. Н. он вышел на перехват вражеского конвоя. Внезапной атаки не получилось, катера обнаружили корабли охранения, которые открыли по ним сильный артиллерийский огонь.

 «Прошу разрешения приступить к постановке дымзавесы», — запросил по радио Остряков и, получив «добро», двинулся вдоль вражеского конвоя. Фашисты сосредоточили огонь по катеру. На мостик поступали один за другим тревожные доклады: «Пробоина в правом борту!», «Снаряд разорвался в кубрике!», «Осколком повредило радиостанццию. Связи нет!». Остряков видел, как струйка крови стекла по лицу комендора краснофлотца Фомкина. Были раненые и среди мотористов. Но ни один из катерников не покинул боевой пост. Каждый понимал, что, приняв на себя весь огонь кораблей противника, они обеспечивали успешные действия боевых друзей. Действительно, все три транспорта были потоплены нанесенными по ним торпедными ударами.

 Окрыленный успехом с постановкой дымзавесы, Остряков развернул катер и стал стремительно сближаться с одним из кораблей охранения. И вот уже две торпеды устремились к сторожевику, который после взрыва разломился и затонул...

 Каспийцы поддерживали тесную связь с трудяшимися Баку. Как-то перед выходом в море командиры зачитали своим экипажам «Наказ азербайджанского народа воинам-азербайджанцам». В этом документе излагалась главная заповедь советского воина — до последнего дыхания отстаивать честь и свободу нашей великой Родины. По старинному азербайджанскому обычаю, героя войны, раненого в грудь, встречали хлебом и солью, но труса, раненого в спину, даже родная мать не впускала в дом, говоря: «Лучше бы родила я черный камень, чем бесславного сына». Наказы земляков вдохновляли на подвиги.

  Командование приняло решение о высадке десанта в Линахамари. Порт был сильно укреплен и задача по его захвату казалась невыполнимой. На пути к Линахамари десанту следовало пройти 15-мильный отрезок, названный «коридором смерти». Этот участок акватории простреливался фашистскими батареями вдоль и поперек. В составе отряда находились катера Острякова, Лощилина, Кузнецова и Косовнина. Во главе отряда шел катер Шабалина.

   Враг встретил советских моряков бешеным огнем. Залив Петсамо Вуона кипел от разрывов снарядов, катера ловко маневрировали, сбивая прицелы гитлеровским артиллеристам. Слаженно действовал экипаж капитан-лейтенанта Острякова. Пулеметчики Савченко и Колынин умело гасили береговые прожектора и крупнокалиберные пулеметы. Четко действовали комендоры Ахушеков и Фомкин. Наконец показались причалы. Они были охвачены пламенем. Прикрываясь дымзавесой, Остряков повел катер к берегу. И через несколько минут катер ошвартовался у пирса. Десант был высажен без потерь.

        Много славных страниц вписали питомцы нашего училиша в боевую летопись Северного флота. В четвертом томе «Истории Великой Отечественной войны» есть такие строки: на вражеских коммуникациях в Варангер-фьорде активно действовала бригада торпедных катеров... Успех этой бригады объяснялся прежде всего массированным использованием торпедных катеров и их четким взаимодействием с авиацией. Настойчивые атаки торпедных катеров не только в темное, но и в светлое время суток вынудили врага бросить на борьбу с ними все эсминцы и значительную часть авиации. Но наши катерники, применяя дымовые завесы, используя прикрытие  истребителей,  продолжали смело действовать (5)...

      Даже буржуазные военные историки дали высокую оценку боевым действиям советских торпедных катеров. Юрг Мейстер, например, пишет: «Немцы с удивлением отмечали, что русские катера действовали с необычной дерзостью и предприимчивостью...».   

      Если противник вынужден был признать нашу силу, то это, по-видемому, и есть самая объективная оценка боевым делам североморцев.

_________________________________________________________________________

(5)  История   Великой   Отечественной   войны   Советского   Союза.   1941-Т. 4. М., 1962, с. 463—464.

 


Дата публикации: 03.12.2006
Страница прочитана: 672 раза

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
Вернуться назад


Комментарии (0)
Вы не авторизованы! Комментарии могут оставлять только зарегистрированные и авторизованные пользователи!


 *

И мы знаем: на разных широтах
Каждый час, каждый миг начеку
Офицеры советского флота,
Что учились когда-то в Баку.

Курочкин А.П. 

__________________

Дружественные ресурсы

 

 

 

Сайт БВОКУ

Сайт КВВМУ

Энциклопедия кораблей

 Ваше мнение
Для данного блока нет содержания
 -

Яндекс.Метрика
Rambler's Top100